Комиссар исчезает телеграмм канал кто автор
Перейти к содержимому

Комиссар исчезает телеграмм канал кто автор

  • автор:

Комиссар Исчезает

Удивительно, до какой степени наказание Вованом и Лексусом Быкова, Акунина, Улицкой, Веллера — по.

Я думаю, что центральной идеей нашего начальства 2020-х станет, конечно, не конструирование каких.

За последние несколько недель я вынужденно, нет, даже насильственно прочитал столько текстов про .

Лев Семеныч Рубинштейн был хороший. Он, разумеется, был «русофобом» в том узкополитическом смысле.

Жили-были четыре брата. И звали их Тарас Ленин, Тарас Сталин и Тарас Дзержинский. А четвертый б.

Комиссар исчезает телеграмм канал кто автор

Много пишут о том, что смысл украинских терактов состоит в том, чтобы «запугать», «посеять ненависть и смуту» и тому подобное.
Это неизбежная, но пустая риторика.
Украинский террор не имеет никаких мотивов в России, и не ставит себе целью производить какое-либо впечатление на русский народ или менять нашу политику в свою пользу.
Они вообще, если вы до сих пор не заметили, нас никогда ни за что не агитируют, мы им неинтересны.
Характерно еще — и я об этом уже писал, — что они не бросаются на людей, принимающих здесь решения, поскольку в контексте их мусорных задач это ненужный риск, и такое никто не согласует.
А реальная цель очень простая и очень скучная: одобрение и успех в глазах внутренней аудитории — и выдаваемые за это гебистам от правящих квн-щиков премии, звездочки и повышения.
Бюрократическая рутина.
Чиновник отчитался о ремонте дороги, а украинец отчитался, что убил москаля.
И никаких — еще раз повторю — попыток убийства начальников (это злит начальников и провоцирует ответ), равно как и никаких попыток взрывать самолеты и метро (это злит народ и провоцирует ответ, а заодно и заграница нахмурится).
Дугин, Татарский. Безопасный успех на крови деятелей из соцсетей.
Безопасный и безответный.

108.2K views edited 20:07

Мне кажутся наивными и нелепыми официальные разговоры о том, что на Украине, мол, «нацистское государство».
Так может думать только тот, кто ничего вообще не знает о подлинном историческом нацизме — и потому это слово у нас сейчас стало чем-то вроде слова «филистимляне» в американском кино, то есть абстрактным символом зла, неважно какого на самом деле.
Тем не менее, есть другое неожиданное определение, под которым я бы подписался.
Украина совсем не нацистское государство, но Украина, несомненно, сатанинское государство.
Согласно религиозному взгляду на мир — что делают бесы?
Они каким-то невидимым образом вселяются в человека, он делается ими одержим, и бесы что-то нашептывают ему, убеждают его поступить каким-то диким и разрушительным образом.
Бесы — это соблазняющие голоса, это, если угодно, мягкая сила, доводящая человека до безумия и гибели.
А теперь вспомним, чем сильна Украина.
Колл-центры мнимого Сбербанка, обзванивающие из Винницы русских пенсионеров, чтобы они, загипнотизированные, отдали им все свои сбережения.
Голоса, подговаривающие простецов из глубинки поджечь военкомат.
Голоса, названивавшие матерям солдат, чтобы поиздеваться над смертью их детей — выдуманной или реальной.
Голос, убедивший феминистку пойти в кафе и взорвать там бомбу.
Спамеры, вездесущие незалежные спамеры, проникающие везде украинские комментаторы, модераторы, стукачи, боты, виртуальные толпы, изрыгающие проклятия, вся эта великая сила желто-голубого воздействия на интернет и социальные сети.
Но и шире того.
Многочисленные истории в жанре: «он был обычный советский офицер, командир нашей части, а потом женился на хохлушке, они уехали к ней, и он там стал лютым украинским националистом». То есть, опять-таки, мягко и незаметно воздействующие на мужчину украинские суккубы.
А пляшущие возле Лавры — разве это нацисты? Какое там, это черти.
Да и без социальных сетей, без жен, без телефонных мошеннических центров — мы видим нескончаемый поток людей, которые, как мы помним, были когда-то «нормальными», они были как мы, а потом в них вошел этот невидимый дух украинства и заукраинства — и они буквально взбесились.
Начали орать, визжать, бежать куда глаза глядят в эмиграцию, рвать все старые связи, кричать свою утомительную славуукраине по любому поводу и без повода вовсе, как в церкви вопит бесноватый.
Таким образом, Украина — это государство-бес, и это нация-бес.
Должен признаться, что я совершенно не понимал — до всех событий — масштаба опасности, не понимал этого инфернального начала, и никогда бы не поверил, что оно может так мощно исходить из мира таких, казалось бы, рутинных гражданских материй.
Я, разумеется, помнил старые русские шутки о том, что Тимошенко и Ющенко — это Панночка и Вий, но даже предположить, что результатом нашего похода станет лавкрафтовский-стивенкинговский прорыв бесовщины — было трудно.
Впрочем, с помощью послезнания можно увидеть открытие этого портала в ад — уже в Одессе 2 мая.
Что с этим делать теперь?
Только укреплять свою психическую оборону.
Не поддаваться этим раздирающим сознание волнам, которые подговаривают одних на зло, а другим — внушают ощущение чужого агрессивного могущества, чтобы воцарилась безнадежность.
Бесы страшно вопят, они очень сильны, но где-то в глубинах русского терпения, русского медленного сопротивления — есть то, что сильнее.

312.5K views edited 19:56

Мертвый голубь на улице — вызывает бесконечно больше сочувствия, чем Кара-Мурза, суетившийся по чужим столицам, с чужим товарищем майором и секретарем обкома, чтобы получше наказать этих русских.
Вместе с тем, человек, который никого не убивал, не насиловал и не резал на куски, складывая их в чемоданы, человек, виновный только в том, что он подонок, русофоб и смердяков, не должен бессмысленно мариноваться в тюрьме.
Он должен приносить пользу.
То есть служить обменным фондом, чтобы вытащить в Россию каких-то хороших и пострадавших людей.
А кого нам нужно вытащить?
Конечно, идеально было бы поменять Кара-Мурзу, Навального, Яшина, Дмитриева и всю эту свору — на русских политзаключенных с Украины.
Но, к сожалению, с той стороны на такой обмен не пойдут, поскольку они наших предателей не любят и вытаскивать их не хотят.
Поэтому я вижу один правильный вариант.
Обменять Кара-Мурзу, Навального, Яшина и прочих — на Радована Караджича, Ратко Младича, Милана Мартича и других осужденных Гаагой сербов.
Таким образом мы:
— спасли бы тех, кого спасать больше некому
— показали бы всему миру и самим себе, что власть Гаагского трибунала не беспредельна, и что вытащить оттуда можно.
Согласились бы на это европейцы-американцы?
Думаю, согласились бы, если должным образом нажать на тему мрачных перспектив их здешних холуев.
Впрочем, наша власть в любом случае таким внезапным конем не ходит.
А было бы хорошо.

129.4K views 13:03

Новости сегодня такие: небинарные квир-хакер Киломяу сбросились с моста в Берлине после того, как пытались изнасиловать партнерку-редакторку из фем-журнала Докса.
Мир праху.
Раньше были люди с хорошими лицами, а теперь вместо них люди с множественными лицами.
Дедушка Николай Платонович, спаси нас от от этого ада пожалуйста.

89.1K views edited 15:34

Интересно подумать о том, как у Пашиняна получается сдавать Карабах.
Нет, не о самом этом факте, что он его сдает — это как раз логично, пусти здесь в кабинеты Навального в окружении сонма кара-мурз, они тоже все с радостью сдадут, что только смогут, — интересна лояльность к этому процессу армянского народа.
Кто бы мне раньше сказал, что в Ереване выберут человека, который пассивно проиграет войну азербайджанцам, поссорится с Россией, а потом начнет энергично мириться с теми же азербайджанцами и турками, и при этом — уже на фоне капитуляции — выиграет выборы, и никто не будет его всерьез свергать, — я бы не поверил. Я бы сказал: да вы что. Да его же завтра линчуют. Но нет. Почему?
На этот вопрос есть неприятный ответ.
Потому что глобализм в двадцать первом веке стал слишком силен, фантастически силен, а классическое национальное государство прогнило и исчерпало себя для «осознанного потребителя».
Армяне, по всей видимости, просто не хотят воевать за какие-то горы и низины, где надо пасти баранов и трудно жить вопреки «международном праву». Они хотят любой ценой прыгнуть в поезд глобализма и уехать на нем ну хоть куда-нибудь, где есть айфон и торговый центр, а не бараны среди колючек. До «небинарного мультигендера» они, конечно, еще не дошли, но сути это не меняет: идея равномерного развития человечества умерла, сменившись точечным успехом отдельных оазисов среди безнадеги, и они чувствуют, что в «отдельной» Армении, которая должна «противостоять», — у них не будет ничего и никогда.
И, значит, надо хоть тушкой, хоть чучелком, но прорываться на Запад, а для этого — исключить территориальные споры. То есть активная капитуляция Пашиняна — это пассивная капитуляция народа, как это и было, кстати, на исходе СССР у нас везде. Поклонимся всемирному начальству и отдадим ему все, что оно требует, поскольку начальство нам даст джинсы и бутерброд.
Слишком сложно делать что-то свое (и тем более — целое государство) в современном мире.
Тем более, что современный мир не хочет, чтобы у кого-то было что-то свое. Современный мир против — и у него есть чертовски убедительные аргументы.
Эта армянская история — она в назидание нам.
Здесь тоже может выйти так, что однажды придут люди — ну как люди, щупальца извиваются во все стороны, — и скажут: ну вы уже поняли, что устали барахтаться сами?
Соглашайтесь на наши условия — и мы подключим вас обратно к прогрессивному человечеству.
А народ скажет: согласны, подключайте. Верните только фрикадельки из икеи — и делайте что хотите.
Они и сделают, что захотят.

122.7K views edited 19:58

Посмотрел Гарри Кимыча Каспарова у Дудя.
Увидел, что по либеральным соцсетям прошел глубокий вздох испанского стыда от этого зрелища — и стало интересно. И правда, яркое шоу (много лет я не знакомился с его мнениями).
Коротко перескажу золотые чемпионские мысли.
В России тоталитарный фашизм, СССР — зло, поскольку это продолжение Российской империи, то есть Россия это всегда зло, правда, Гейдар Алиев мне помогал, но это другое, я поддерживал Ельцина, но мошенничество на выборах 1996 года это другое, России предстоит пройти через чудовищные унижения (так ей и надо!), Илья Яшин плохой, он обелял агрессию против Грузии, Навальный и его камарилья — кремлевские агенты, они делали то, что выгодно режиму, а я главный враг, я борец с империализмом, я борец за санкции против России, у меня мало сторонников, потому что меня боится режим, и вообще из эмиграции виднее, что происходит, в России все зомбированы, все политики, депутаты, журналисты, военные — всем нужно устроить новый Нюрнберг, а я как Томас Манн, я не буду никуда баллотироваться, я вернусь, чтобы вернуть Россию в евроатлантический мир, а пока буду сидеть в комиссии и выдавать документы европейских русских, буду требовать от эмигрантов, чтобы признали Крым Украиной, и пусть на всех заведут уголовные дела, а война Америки в Ираке это другое, главное это война свободы против тирании, и если у Хусейна не было ОМП — ну, мало ли, оно же могло у него быть, так что это другое, а у меня самая лучшая репутация, я гражданин Хорватии, я всегда поддерживал Хорватию, моя семья — граждане США, у меня авторитет, я встречался с министрами иностранных дел многих стран, я встречался с премьер-министрами. Ну и так почти три часа, я все-таки не досмотрел.
Говорит с сильным азербайджанским акцентом, иногда рефлекторно пытается перейти с русского на английский.
Но вот чего я не понимаю. Почему бы не пригласить этого сердитого азербайджанца выступать у нас на всех федеральных каналах, во всех ток-шоу? Пусть будет «экспертом» по всем вопросам, раз он такой великий.
Мне кажется, что бесценная возможность посмотреть на этого человека, на его бешеное тщеславие на грани психопатологии, на то, как он топит в известной субстанции всех и славит себя, — это лучшая пропаганда русских патриотических идей.
Посмотрел на Каспарова — впечатлился, наклеил себе букву Z.
Ей-Богу, это надо показывать в телевизоре, одного Дудя мало.

105.4K views 13:56

Случайно увидел кадры из Киево-Печерской лавры: какие-то натравливаемые украинскими властями Шариковы нападают на митрополита Онуфрия, а того еле отбивают иподиаконы.
Я, увы, далек от того, чтобы считать митр. Онуфрия героем борьбы за веру, — и, тем не менее, это не отменяет главного: мы в прямом эфире смотрим кино о большевистской атаке на религию, где есть и нынешние чекисты, и люмпен-хулиганье с «комсомолом», плясками и камнями, и нынешние обновленцы (тут сходство поразительное), и даже Константинопольский патриарх опять тут как тут (он и тогда пытался подсуетиться).
И, как и сто лет назад, все происходит медленно, шаг за шагом. Тогда ведь тоже не было такого, что пришли коммунисты и всех сразу расстреляли, то есть кое-где именно так и было, но чаще — иначе. Год за годом неуклонно шли обыски, заседали комиссии, происходили конфискации имущества, изгнание из помещений и храмов «по просьбам трудящихся», передача храмов обновленцам, обвинения в госизмене, газеты шипели, активисты орали и дрались.
В Киеве министр культуры уже совсем по-советски заявил, что обсуждается возможность разместить в Лавре то ли госпиталь, то ли «народные промыслы» (что и понятно, ведь у ПЦУ, как и у обновленцев тогда, в отличие от РПЦ тогда и УПЦ сейчас, очень мало монахов).
Но, кроме Киева, в границах УССР есть еще две Лавры, Святогорск и Почаев.
Со Святогорской все просто: это территория ДНР, и судьба ее решится в зависимости от исхода боевых действий.
А вот Почаев — в Тернопольской области, то есть там, куда мы заведомо не придем, да и нечего нам (России) там делать. Но это великий монастырь, никогда не закрывавшийся, то есть сохранивший много всего подлинного, — и, парадоксальным образом, это центр русского патриотизма и монархизма в таком чуждом окружении, и еще до 1917 года им был, и в СССР, и, возможно, даже сейчас. Опять же украинский минкульт уже организовал «комиссию по проверке объектов» в Почаеве, а Рада быстро сочинила закон об отборе храмов. Туда еще не пришли, но непременно скоро придут — и это будет отдельная большая трагедия.
Что с этим делать?
Пожалуй, только давить и торговаться на Западе. Выговаривать охранную грамоту для православных хотя бы в отдельных местах на Украине — в обмен на что-то, что Западу там, на Украине, ценно и важно в смысле сохранения неприкосновенности.
Станет ли этим заниматься Россия? Хотелось бы верить.
Нарастающий разгром Киево-Печерской Лавры показывает, что откладывать больше не будут. Запрещать, разгонять и уничтожать будут прямо сейчас.

59.8K views 19:02

Мы сейчас часто — и, возможно, по делу, — ругаем УПЦ, ругаем за сотрудничество с украинской властью, за попытки как-нибудь с ней помириться, как-нибудь ее поддержать и избежать упразднения и погрома.
Но вот цитата, которую я увидел у иг. Виталия Уткина, это ровно сто лет назад пишет Патриарх Тихон.
Итак:

Из послания пастве Святейшего Патриарха Тихона от 1 июля 1923 года: «Получив ныне возможность возобновить свою прерванную деятельность служению Святой Православной Церкви и сознавая свою провинность перед Советской властью, выразившуюся в ряде наших пассивных и активных антисоветских действий, как это сказано в обвинительном заключении Верховного Суда, т. е. в сопротивлении декрету об изъятии церковных ценностей в пользу голодающих, анафематствовании Советской власти, воззвании против Брестского мира и т. д., мы по долгу христианина и архипастыря в сем каемся и скорбим о жертвах, получившихся в результате этой антисоветской политики. По существу виноваты в этом не только мы, а и та среда, которая нас воспитала, и те злоумные люди, которые толкали нас на эти действия с самого начала существования Советской власти».

Сильно, да?
И чем это отличается от того, что пытался делать митр. Онуфрий в отношении Зеленского и его шайки?
А ведь Патриарх Тихон канонизирован — и я уверен, что канонизирован справедливо, и никто этой канонизации, слава Богу, не отрицает.
Но вот как он выступал.
Отсюда простой вывод: не осуждать.
Не спешить осуждать.

63.2K views 22:36

Люди, которые несут нам добро, свет и правду, на днях опять набрехали нам так нелепо и глупо, что было даже странно — ну как же этого никто не замечает, никто не спорит.
Но нет, все послушно передают друг другу один и тот же пропагандистский тезис.
Власть, говорят, отменила Бессмертный полк, потому что боится народа.
Выйдут люди с портретами дедов-прадедов — а если будут портреты погибших сейчас? а если они с этими портретами пойдут революцию делать? — испуган режим!
Интеллигенция радостно кивает.
И некому даже спросить: позвольте, а всякие там пролеты авиации и салюты в иных местах тоже отменяют, поскольку боятся, что огни в небе очертят собой фразу «Долой режим!»? А пилоты праздничных экипажей полетят бомбить Кремль, правда?
А правда-то очень проста.
На свете есть украинская гэбуха. Украинская гэбуха уже много раз показала нам, что она готова взрывать, бомбить, убивать — где угодно и кого угодно. Ну а интеллигенция показала, что такой терроризм для нее — какой надо терроризм.
И ровно в силу этого кто-то где-то что-то и отменяет на 9 мая.
Боятся, да, но не народа, а украинского ГБ.
Почему-то не могут — или не хотят? я не знаю, не берусь судить, — всерьез поставить его на место, вот и предпочитают не рисковать.
Но если признать этот элементарный факт, вся пропаганда развалится.
Окажется, что честные и прогрессивные люди поддерживают террористов (как, впрочем, и раньше поддерживали — что в 1905, что в 1995).
Но говорить об этом не очень удобно.
Приходится изобретать стрррашный революционный Бессмертный Полк.

68.9K views edited 19:09

2 мая 2014 года — это день-граница.
Именно тогда произошел не политический или военный переворот, но — поворот в сознании. Шок и провал, после которого все стало по-другому.
Майдан воспринимался как кровавая комедия. Майдановцы были омерзительны, но и старую украинскую власть, трусливую и воровскую, не было жалко.
Освобождение Крыма было быстрой и счастливой сказкой, несколько недель небывалого праздника.
Восстание на Донбассе стало большой драмой, но — медленно, совсем не сразу, и сначала воспринималось на волне крымской эйфории.
Все было легко, весело, все было возможно, и все было как будто чуть понарошку.
А 2 мая эти наивные ощущения оборвались и ушли в черноту.
Хорошо помню свое чувство ненависти, бессилия, отчаяния, чувство, обращенное даже не к украинцам — что толку от претензий к упырям, — а к здешней публике, равнодушной, зевающей, глухой.
Многие тогда кричали этаким криком в пустоту.
А другие — до сих пор вяло и недоуменно поднимают бровь, когда слышат о том, что тогда что-то особое произошло.
Ну еще бы. Ведь Байден, Анджелина Джоли, режиссер Звягинцев, Дудь, Гребенщиков и Оксимирон не переживают по этому поводу, и это значит, что и не было тогда ничего, вам показалось, спокойной ночи и удачи.
Константин Крылов когда-то точно написал, что 2 мая 2014 года — это настоящий день независимости Украины, праздник рождения украинской нации, сатанинского причастия русской кровью, которая скрепила и учредила их новое национально-государственное бытие. Так и есть.
Бессмысленно кому-то грозить по этому поводу, трясти кулаком, обещать возмездие и справедливость. Все, к кому могли бы относиться такие угрозы, уверены в своей безнаказанности. У них все хорошо.
Поэтому торопиться не будем.
Когда-то, если помните, было сказано:
Мне отмщение, и Аз воздам.
Пусть так и будет.
А наше дело — здесь и сейчас — не забывать.

90.6K views edited 18:34

Кто такая Женя Беркович, и в чем суть претензий к ней, — это разные вещи.
Женя Беркович (чуть не написал Люся Штейн, до того они все одинаковые) — это русофобия, заукраинство, феминизм, глупость и злоба (она очень злобная) в одном тюбике.
Не знаю пишет ли что-нибудь Штейн, кроме одобрительных постов по поводу пыток и расстрелов русских солдат, но Беркович еще пишет стихи.
Это такие пропагандистские фельетоны, очень бойкие, в традиции Демьяна Бедного и басен Сергея Михалкова, но строго в каноне нынешней либеральной политинформации: то у нее призрак ветерана является к внуку и требует им не гордиться и не носить его портрет на Бессмертный полк (подразумевается, что внук обидел Украинушку и потому недостоин), то у нее бог (с маленькой буквы, конечно) хотел бы родить дочку вместо Христа, и уж дочку-то он бы на крест не отдал.
В общем, это Швондер и Берлиоз, ничего нового, все та же мерзость, хотя уже потерявшая, к счастью, возможность царить в России (поэтому злится, но рассчитывает свою гегемонию вернуть).
Тем не менее, претензии к ней государства нужно оценивать честно.
Спектакль, за который ее приняли, старый, его играли аж на сцене ФСИН (то есть в тюрьме), посвящен джихадистам, а джихадистов, в отличие от азовцев-петлюровцев, у Беркович причин любить нет. Потому что они убивают (или хотели бы убивать) не только каких-то чужих русских, но и родных людей.
Спектакль тот — обычная докудрама, и авторы донесений в инстанции, как это часто с ними бывает, не нашли в себе умственных сил понять, где в тексте пьесы мысли и чувства героев, а где — автора и режиссера. Ну, гей Лимонов и педофил Набоков, дело известное. Недавно случайно смотрел что-то про артиста Моргунова — он в молодости играл предателя в экранизации Молодой Гвардии, и после этого его засыпали угрозами. Предатель же! Таково наивное сознание.
Все это, однако, не делает Беркович (как и Штейн, как и всю эту шайку) хоть на копейку приятнее. Превращаясь в «мученицу», она станет только мерзее — и намного масштабнее в своей антирусской мерзости.
Но так у нас принято, когда речь идет об особо противных деятелях, — брать «не за то» и наказывать «с перебором», чтобы деятели максимально раздулись, а их группа поддержки получила как можно больше аргументов в свою пользу.
А всего-то и надо было, что убедить человека бросить плохую Россию и уехать домой.
Ставила бы она себе на родине доку-драму «Тарас Гестапенко — побратим и захисник», а нам бы и дела до нее не было. Вон, Штейн убежала отсюда — и слава Богу, будем надеяться, что навсегда.
А эту «Женю» теперь из каждого утюга здесь демонстрировать будут.
Нет, она не оправдывала терроризм (во всяком случае, тот, арабский).
Она просто плохой и бездарный, злобный, чужой человек.
Но за это не судят.

118.0K views edited 17:50

После убийства Татарского я написал, что логика украинского террора очень проста: они убивают известных, популярных людей, поддерживающих Россию и русских, но не занимающих официальных должностей (потому что за начальников равнодушная феодальная система обязана отвечать, а за «общественность» она не отвечает, общество, пусть и какое угодно патриотическое, ей чужое и отчасти даже враждебное). Убивают украинцы без всяких практических целей, просто ради аплодисментов и отчетов наверх, для мотивации своего общества, которое они, в отличие от РФ-системы, всячески пествуют и разгуливают.
И вот, после Дугина и Татарского третьим оказался Захар. За Дугина пострадала дочь, за Прилепина дочь, к счастью, не пострадала, успела выйти из машины до теракта.
Что тут сказать?
Помните, был такой сок — «Сады Придонья».
Так вот, то, что с нами происходит, это одни сплошные сады придонья.
У меня давно уже нет никаких чувств по отношению к украинцам. Что толку говорить о них? Они качественно делают свою гнусную и кровавую работу, волк бегает и жрет тех, кого хочет и может жрать.
Но где охотники?
Где наша власть?
Она проснется когда-нибудь? Перестанет мечтать о перемирии, о том, что получится порешать все вопросы с Киевом и вернуться на родную яхту?
Алло, Кремль, к нам тут Тарас Басаев пришел, а вы что делаете? Заняты, спите, позвонить когда-нибудь позже, а лучше вообще не беспокоить?
Ясно-понятно.
Здоровья Захару, надеюсь, он переживет весь этот свидомый мусор, что в него целился.

274.1K views 09:42

Когда забрали Беркович, почти все коллеги по ватническому движению (и я в том числе) извлекли из себя положенные слова о том, что укрофемактивистка, конечно, очень противная, но это еще не преступление, а судить ее не за что.
На другой день пытались убить Прилепина.
— Водителя жаль, — кривляется погань Шубинский.
— Очень, — откликается погань Наринская.
Это они кривлялись, еще не зная, что водитель — не просто таксист на зарплате, но ополченец и друг Захара. Другие собеседники, впрочем, уже знали — и от души харкали на убитого.
В либеральных соцсетях сегодня буквально плясали семь-сорок пополам с гопаком. Интеллигентные люди, еще вчера до хрипоты доказывавшие, что они (прежде всего Беркович, но и они вместе с ней) — противники террора, — вдруг захлебнулись счастливым лаем, когда случился выгодный, украинский теракт.
Что с ними такими делать?
Увы, это не расхождение во взглядах.
Это типичный межнациональный конфликт.
И для них тут есть только два шага: сначала уехать из России домой (что почти всеми уже и сделано), а потом забыть русский язык. Но это, второе, осуществится, к сожалению, только в их детях.
А эти еще долго будут лаять на русских из эмиграции.
Нечего делать, потерпим.

473.6K views edited 22:49

Меня не оставляет один странный образ.
Я думаю о бесконечном количестве воюющих, да и просто страдающих русских людей сороковых годов прошлого века, людей, которые с таким трудом проживают — далеко-далеко, на большом уже расстоянии от нас — свою страшную жизнь, и вдруг останавливаются на минуту.
Они словно бы устраивают перекур, замирают — в окопах, в грязи, в лесу, в брошенных избах, в госпиталях, в лагерях для военнопленных, на допросах, перед награждением, перед смертью, встретившись где-то в чужих городах, на выгоревших перекрестках и на разбомбленных площадях.
И когда они делают эту свою остановку, они — незнакомые, совсем чужие, в форме и без, — быстро спрашивают друг друга: ну, как там твои? там, на том берегу?
— Мой телефонами торгует. Скучает. Покупатели все тупые.
— Мой квартиру купил. На Москву не хватило, только на Домодедово.
— Моя замуж вышла и уехала. Занимается кулинарными фестивалями.
— А у меня все Путина свергают. И все никак.
— Мой тоже воюет. Освобождал Иловайск.
— Оккупировал. Это мой освобождал, вышел из окружения.
— А мой за деньги и в Африке. Там какой-то фельдмаршал у них наступает.
— Переводит Питера Слотердайка.
— Сидит.
— Возит какую-то дрянь то в Самару, то в Астрахань. А потом неделю дома.
— Забывает таблетки принять. Забывает, куда очки положила. А меня не забывает.
— Вернулась с Бали. Вроде не курит.
— Развелся. Переживает.
— Ночует в яме в лесу. Не как мы, а нарочно, развлечение у них такое.
— Фотографирует еду. Приготовит — и фотографирует.
— Наряжается в гимнастерку с фуражкой и клеит на машину: «можем повторить».
— Пишет, что праздновать 9 мая не надо, а надо помнить. Нас, в смысле, помнить. И все.
— Празднуют. С моим портретом на палке.
— И с моим тоже.
— А моего у них нет. Портрета нет.
И так они спрашивают друг друга, гражданские и солдаты, — а потом эта минута кончается, и они расходятся навсегда, и тут же, конечно, забывают о том, что спросили, ведь это всего лишь дурацкая картинка, которая не выходит у меня из головы.
Расходятся — а потом все-таки сходятся.
В нас.
Потому что вся наша несчастная, прекрасная, грустная, нелепая, грандиозная, неподъемная родина — состоит из одного сплошного продолжения этих умерших людей, из продолжения этих солдат и гражданских.
И если так получилось, что они там — на своем исчезнувшем берегу — не могли спросить друг друга про нас, не умели, не знали, не находили для этого слов, то тогда хотя бы с этой, земной стороны — можно же спросить у мертвых: зачем воевали? зачем страдали?
Чтобы продолжение — было.
И чтобы нам — оказавшимся здесь после них, вместо них, благодаря им, — в день их памяти было удивительно хорошо.

Комиссар исчезает телеграмм канал кто автор

Каналы САМИЗДАТ Самиздат Дмитрий Ольшанский: «Россия больше Российской Федерации. Это страна, которой тысяча лет»

Дмитрий Ольшанский: «Россия больше Российской Федерации. Это страна, которой тысяча лет»

03 июня 2022
Дмитрий Ольшанский: «Россия больше Российской Федерации. Это страна, которой тысяча лет»

Мнение националиста. Почему Украина должна отдать часть территории и чем западные империи отличаются от русской. Телеграм-канал «Комиссар Исчезает» – https://t.me/komissarischezaet — Осовцов – instagram.com/osovtsov https://t.me/osovtsovgovorit

…о которых вы ещё не знаете. Рассказывает Когершын Сагиева, редактор Forbes Woman. «Ясно» — сервис онлайн-консультаций с психологом. Скидка 20% на первую сессию по промокоду SAMIZDAT при регистрации.

22 декабря 2022

Почему русский человек – это «компьютер с двумя жёсткими дисками»? Почему русское сознание сложнее, чем американское? Почему мы всегда готовимся к экзамену в последнюю ночь?Мнение Александра Прохорова.

26 июля 2022

Взгляд либерала. О том как принять ответственность за действия своей страны и почему нарратив войны стал доминировать в политике.Лев Шлосберг – https://t.me/shlosbergЗапись этого подкаста была сделана.

03 июня 2022

Мнение националиста. Почему Украина должна отдать часть территории и чем западные империи отличаются от русской.Телеграм-канал «Комиссар Исчезает» – https://t.me/komissarischezaet-Осовцов – instagram.

03 июня 2022

Андрей Аксёнов (Закат империи) объясняет.Закат империи – https://t.me/dronopedia-Осовцов – instagram.com/osovtsovhttps://t.me/osovtsovgovorit

03 июня 2022

Другая точка зрения вызывает раздражение. Это не новая проблема, но сегодня, когда медиа стали рупором пропаганды (или просто выбрали сторону), когда социальные сети и платформы надёжно повязали нас п.

03 июня 2022

Arrow Left

  1. item 0
  2. item 1
  3. item 2

Item 1 of 3
All rights reserved

Мы используем файлы cookies для улучшения работы сайта. Оставаясь на нашем сайте, вы соглашаетесь с условиями использования файлов cookies. Чтобы ознакомиться с нашими Положениями о конфиденциальности и об использовании файлов cookie, нажмите здесь.

Комиссар исчезает телеграмм канал кто автор

Единственный действительно сильный аргумент в пользу того, что горе-террористка Трепова не знала, что в статуэтку заложена бомба — как ни странно, не прозвучал на судебном процессе, но если бы я был «адвокатом Плевако», то я бы напирал именно на него.
Дело в том, что направлявшие Трепову настоящие террористы — то есть украинские гебисты, вместе с примкнувшими к ним взрослыми предателями из бывших русских, — это несомненные подонки, но вовсе не дураки.
И эти люди прекрасно понимали, с кем они, назовем это так, работают.
Они понимали, что имеют дело не с каким-то жестоковыйным блюмкиным, для которого «швырнуть бомбу» — как выкурить папиросу, а с малознакомой и очень глупенькой девочкой, принадлежащей к той узнаваемой субкультуре, которую называют то «хипстерами», то «винишками», то «соевыми», то еще как-нибудь, но главное в ее определениях — это упор на инфантилизм и взвинченный невротизм от каждого чиха.
И, разумеется, они понимали, что если они скажут такой девочке правду о том, что она должна сделать, — вероятность того, что она испугается и, в лучшем случае, просто откажется, а в худшем начнет психовать — крайне велика.
И, работая с таким клиентом, украинские гебисты просто обязаны были использовать ее втемную — чтобы теракт не сорвался.
Другое дело, что Трепова, судя по всему, начала постепенно догадываться, что происходит — все же она дурочка, но не идиотка.
И, тем не менее, каждый, кто поставит себя на место Тараса-русореза, может понять, что знакомить ее с маленьким секретом операции было контрпродуктивно.
К этому остается только добавить, что старинный обычай нашего правосудия — судить только стрелочников, никогда не пытаясь доказать вину заказчиков, и уж тем более не пытаясь этих заказчиков наказать — вызывает одни сожаления.
Стрелочники, конечно, уезжают на зону и расплачиваются там за свою глупость, но заказчики продолжают убивать дальше, улыбаться и махать.

Комиссар Исчезает
: 62’908 | на пост: 42’159 | ER: 95.2%
Публикации Упоминания Аналитика
2024-01-14 15:55:18
62’593
0

Лев Семеныч Рубинштейн был хороший.
Он, разумеется, был «русофобом» в том узкополитическом смысле этого слова, к которому мы так привыкли теперь, когда делим мир на своих и чужих, — но эта русофобия в его случае была второстепенной подробностью его жизни, чем-то вроде фона обоев на стене, набором общих мест его дружеской среды, — и не более. Жил он совсем другими вещами.
Публицистика Рубинштейна из прогрессивных журналов была образцово банальной даже по меркам этих самых журналов, его стихи-карточки стали, конечно, филологическим событием восьмидесятых-девяностых годов в ряду других изобретений концептуализма, но Пригов был намного умнее, а Сорокин намного ярче, и мы скорее вспомним Таракана с Милицанером и Мартина Алексеевича, говоря о том времени и том авторском круге.
И все же Лев Семенович был очень важным человеком для своего мира, и у него была своя уникальная роль, в которой его вряд ли кто сможет заменить.
На свете есть люди — публично известные люди, — чье подлинное предназначение состоит не в том, чтобы сочинять симфонии, командовать армиями или конструировать новое. Их миссия — просто жить, что-то особенное самой своей жизнью, своим присутствием обозначая, и собирая вокруг себя других, похожих и близких. Это люди-маяки, люди-символы.
Лев Семенович Рубинштейн был именно таким символом, талисманом московской alien-интеллигенции, сообщества образованных и неглупых людей, действовавших, однако, в чужом для них окружении русского народа (но от этого чувство общности становилось только крепче, а символы — ценнее).
Рубинштейн полвека просто был. Везде или почти везде — в редакциях, на митингах, в интеллигентских клубах, на вернисажах, литературных вечерах, посещаемых кухнях, — и его маленькая воробьиная фигурка, возникая в разных местах, сообщала главное: здесь — свои, здесь — все как мы любим.
А что он, собственно, делал — не так уж существенно. Читал какие-то тексты, очень любил петь советские песни под водку-селедку, остроумно, но добродушно шутил. Обличал, разумеется, «власть» и «все это у них там», но — это было дежурное обличение, ну, так положено, а вообще-то Рубинштейн был человек совсем не злобный, он никогда не орал, не лаял так, как это принято у Пархоменко-Шендеровичей-Альбац, его свойственников в том, что касается тусовки, но не характера. В нем была какая-то веселая невозмутимость. Он закуривал, опрокидывал пятьдесят, быстро рассказывал какую-нибудь смешную байку и шел дальше. Истерика — это был для него моветон.
Вот и в феврале 2022 года, когда жизнь alien-интеллигенции в России закончилась, — он не стал торопиться и никуда не побежал. Он остался там, где прожил всю жизнь, где он всю жизнь что-то писал, шутил, выпивал, где он, говоря коротко, работал самим собой. И этот его жест неотъезда — у меня, склонного к полярно противоположным взглядам на многое, — вызывает странное уважение. Мне нравится, что он так поступил.
При этом — в каком-то смысле — отказ от эмиграции его и убил. Талисман, оказавшийся вдруг без тех, чье коллективное присутствие и создавало его символическую роль, обречен на исчезновение. Тем не менее, обстоятельства его смерти так несправедливо-нелепо-трагичны, что можно только сочувствовать.
Я чтил его в юности, я ругал его в более поздние времена, но теперь, когда его нет, и когда здесь больше нет того мира, которому он служил маяком, когда вместо него здесь строится совсем другой мир — много более органичный, законный, но совсем не такой обаятельно-светский и мило-интеллигентский, как прежний, — я хочу помянуть Льва Семеновича хоть и вчуже, но как можно добрее.
Его очень любили неприятные люди, задержавшиеся не в своем месте.
Но его было за что любить.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *